January 10th, 2011

Конец террору

10 января 2011 г. поступило сообщение, что баскская организация ЭТА в очередной раз заявила об отказе от "насильственных методов достижения своих целей".
ЭТА, являющаяся запрещенной во Франции и Испании, существует с 1958 г., но только в 1964 г. осуществила первый теракт.
Несмотря на то, что "визитной карточкой" терроризма ЭТА являлись "адресные" теракты против конкретных лиц, ее жертвами стали более 800 человек.
Последнее подобное заявление о "прекращении огня" от ЭТА было на пасху 1998 г., впоследствии нарушенное.
Примечательно, что тогда, в апреле 1998 г. ОДНОВРЕМЕННО заявили об отказе от террористической борьбы ирландская ИРА и германская РАФ. В отличие от последней, некоторые отколовшиеся группы, принявшие название "Pure IRA" ("Чистая", или "подлинная ИРА) осуществили несколько терактов.

Заявление о "прекращении огня" опубликовало т.Н. "пятое" командование РАФ, в отличие от четырех предыдущих, так и не вяывленное полицией.

Последняя крупная акция РАФ была проведена в октябре 1993 г., когда ее члены демонстративно взорвали тюрьму, построенную для террористов.
ЭТА является в Европе второй, после ИРА, существующей с 1928 г., старейшей и наиболее многоисленной террористической организацией в Европе.

В апреле 1998 г. человечество упустило исторический шанс выступить с заявлением "Оставим терроризм в истории предыдущих веков!".

Из истории "вечного" вопроса: "план Даллеса" для СССР

Новым поводом для неутехающих дебатов по поводу так называемого "плана Даллеса для СССР" стало сначало появление учебника А.И. Вдовина и Барсенкова по истории России ХХ века, а затем и интервью Александра Ивановича журналу "Русский обозреватель".
И, хотя Вдовин вскрыл далеко не все аспекты этого вопроса, перепечатать его представляет несомненный интерес:


Александр Вдовин ответил на вопросы читателей «Русского Обозревателя»

major_theoretik
24 сентября, 2010
Предлагаем вашему вниманию ответы автора учебного пособия «История России. 1917 - 2009», профессора МГУ Александра Ивановича Вдовина на на вопросы читателей «Русского Обозревателя»
cardi-nal.livejournal.com
#1, 16/09/2010 - 16:12
Александр Иванович, главной и, пожалуй, единственной сколько-нибудь серьезной претензией Ваших оппонентов к достоверности фактов, содержащимся в пособии, является ссылка на доклад А.Даллеса в марте 1945 года о реализации американской послевоенной доктрины против СССР и на использование цитаты из романа А.Иванова "Вечный зов" ("«эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа». ") в качестве цитаты из данного доклада. В связи с этим вопрос: является ли сам факт существования данного доклада (или, как его называют критики "Плана Даллеса") окончательно опровергнутым или, все-таки, вопрос остается спорным?
[Ответ]
О существовании плана написано довольно много, но полной ясности у историков пока нет. В нашем пособии о нем написано следующее: «жесткий курс» (предвестник послевоенной «холодной войны») в отношении Советского Союза... по некоторым данным, впервые наиболее полно выраженный на закрытом заседании Совета по международным отношениям в марте 1945 г. в докладе руководителя политической разведки США А. Даллеса о реализации американской послевоенной доктрины против СССР (официально курс закреплен в принятой по инициативе Даллеса директиве Совета национальной безопасности США 20/1 «Цели США в войне против России» от 18 августа 1948 г.)».
Одно из недавних подтверждений, что план существовал, принадлежит Ф.Д. Бобкову (генерал армии, первый заместитель председателя КГБ в 1985-1991 гг.). Привожу выдержку из разговора: «И.М. Ильинский: Вот, скажем, письмо Аллена Даллеса, бывшего шефа ЦРУ, в котором он говорит о том, как они будут морально разлагать, развращать советский народ, и прежде всего молодежь, - оно было или нет? Ф. Д. Бобков: Было. ... Где-то в году 1968-м, по-моему, тогда еще Мортин был начальником внешней разведки, мы с ним впервые написали в ЦК документ на базе разведданных об идеологической борьбе, как мы ее видели и т.д. Серьезный был документ. Коллегия КГБ заседала по этому поводу». (Бобков Ф.Д., Ильинский И.М. Мир - это война: Беседа И.М. Ильинского с Ф.Д. Бобковым. М., 2007).
Еще свидетельства бывших сотрудников спецслужб: Ю.В. Андропов «приступая к работе на посту руководителя советских органов госбезопасности... ознакомился и со следующей программой А. Даллеса, выдвинутой им еще в апреле 1944 г. в его бытность сотрудником Управления стратегических служб США и его резидентом в Европе: «Окончится война, все как-то утрясется. И мы бросим все, что имеем - все золото...» [и т.д.] (цит. по: Дроздов Ю.И. Записки начальника нелегальной разведки. М., 1999. С. 24-25). План в свое время был доведен до Г. Трумена и конгресса США. «Одним из возможных источников информации об этом документе мог, например, быть Элджер Хисс, высопоставленный сотрудник администрации президентов США Рузвельта и Трумэна». «План Даллеса» представляет собой не что иное, как проект, в то время не утвержденный руководством США и не принятый на доктринальном уровне. Он представляет собой не более чем оперативный замысел, в свою очередь, предполагавший разработку и осуществление соответствующийх действий...». «В пользу того, что высшее советское руководство - И.В. Сталин и еще 2-3 его ближайших сподвижника - знали о «плане Даллеса», свидетельствует и появление в апреле 1947 г. плана «мероприятий по пропаганде среди населения идей советского патриотизма» (Хлобустов О. М. Неизвестный Андропов. М., 2009. С. 214, 215, 223, 224, 597, 598, 599).
Свидетельство В.С. Широнина, автора книги «Под колпаком контрразведки» (М., 1996), в которой текст «плана» представлен инстукцией основателя и первого руководителя ЦРУ А.У. Даллеса. «Я хорошо помню свое смятение, - писал он, - когда ознакомился с этой инструкцией руководителя ЦРУ, датированной концом сороковых годов. Было это в 1968 г., когда после трех лет службы в одном из районных отделов КГБ Московской области мне предложили работу в центральном аппарате и поручили заниматься организацией контрпропагандистских мероприятий против идеологических диверсий» (Широнин В.С. Под колпаком контрразведки. М., 1996. С. 81-82).
Если историки получат допуск к названным Ф.Д. Бобковым документам, о плане можно сказать с большей определенностью. В пособии о плане сказано, что сведения о нем приводятся «по некоторым данным». Можно предположить, что «некоторые данные» имелись и у писателей, излагавших «план». В частности, у Анатолия Иванова, впервые опубликовавшего сведения о нем в романе "Вечный зов" (вышел в 1970 г., но в течение более 10 лет этот сюжет выбрасывался из последующих публикаций цензурой. Впервые сюжет опубликован в издании 1981 г.).
witeman
#2, 16/09/2010 - 16:34
Александр Иванович! Как Вы считаете, Общественные слушания, организованные силами Русского Обозревателя, оказали какое-либо влияние на атмосферу и решение Ученого Совета истфака МГУ? Какие основные мотивы лежат в основе решения Ученого Совета? Известно ли Вам, в каких "образовательных стандартах высшего профессионального образования по специальности «история», и в нормативных актах Московского университета" заложено понятие "толерантности"?
[Ответ]
Я и мой коллега Александр Сергеевич очень благодарны деятелям науки и культуры, выступившим с обращением в защиту исторической науки. Благодарны организаторам и участникам Общественных слушаний, многочисленным выступлениям в СМИ за поддержку авторов пособия. Не могли мы игнорировать и критику в наш адрес, прозвучавшую в Общественной палате.
Все это, без сомнения, нашло отражение и в решении Ученого Совета истфака МГУ, главный пункт которого сформулирован следующим образом: «Авторское учебное пособие А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина не отражает позиции Ученого совета факультета по ряду содержащихся в издании суждений и оценок. В тексте пособия содержатся факты, вызывающие сомнения в своей достоверности».
Совет поручил комиссии специалистов в двухмесячный срок (к 15 ноября 2010 г.) представить Ученому совету экспертное заключение о степени достоверности привлекаемых источников и методике их использования, о возможности и целесообразности дальнейшего применения данного пособия в учебном процессе.
Так что предметный разговор о плюсах и минусах пособия еще впереди (см.: http://www.hist.msu.ru/News/150910.pdf ).
О толерантности. Определение термина в нормативных актах мне неизвестно. Общедоступные словари толкуют слово как «терпимость, снисходительность к кому- или чему-либо». Иначе говоря, толерантность исключает любое нелицеприятное высказывание или суждение. В науке это требование соблюсти довольно трудно, особенно в тех случаях, когда дело касается интересов и достоинства конкретных лиц, противоречий и конфликтов в отношениях между государствами, народами, классами, любыми другими человеческими общностями. Из-за опасений прослыть нетолерантным историк порой замалчивает факты, имена, события, темы, которые могут быть кому-либо неприятны. История от такой толерантности только проигрывает.


См. далее Русский обозреватель

Метки: РФ, Сванидзе Н.К., историография, историческая память, историческая правда, история России, учебник истории Барсенкова и Вдовина

Интересующимся темой также настоятельно рекомендую посмотреть историю о том, что отказываются публиковать фальсификаторы
http://www.proza.ru/2007/05/10-262