August 22nd, 2013

Свастика на стене Лубянки Революция против КГБ Дни победы над ГКЧП август 1991 Демонтаж Дзержинского

Оригинал взят у sasha_bogdanov в Свастика на стене Лубянки Революция против КГБ Дни победы над ГКЧП август 1991 Демонтаж Дзержинского

http://www.youtube.com/watch?v=9kjsuYpO-mI

Свастика на Лубянке Революция против КГБ Дзержинский August 1991 Swastika Lubyanka Revolution vs KGB

Alexander Bogdanov

Свастика на стене Лубянки. Революция против КГБ. Август 1991, ГКЧП. Путч. Победа над ГКЧП. редкое видео rare video. August 1991 Swastika On Lubyanka Wall KGB Moscow Coup Свастика на мемориальной доске Юрию Андропову, Председателю КГБ, на стене главного здания Управления КГБ на Лубянской площади, Москва, Россия в день победы над путчем, попыткой военного переворота 19-21 августа 1991 года.

Революция против КГБ в России в 1987 -- 1991 годах, замалчиваемая, преданная и несбывшаяся. Профанация демократии и якобы победы народной демократической революции в эпоху Ельцина. В действительности же, наоборот, смикширование, смягчение и распыление народного гнева и кража результатов антикоммунистической революции 1987-1991 годов у избирателей и всего населения России, кража демократического и европейского будущего у поколения.   Редкая документальная хроника, изымаемая из общего исторического знания и культуры в России в 21 веке. КГБ Путч Дзержинский August 1991 Swastika On Lubyanka Wall KGB Moscow Coup

Swastika On Lubyanka Wall. Revolution Versus KGB. KGB Headquaters in Moscow, Russia, The USSR, military coup failure In August 1991. Revolution Against KGB In Russia in 1987 -1991. rare video редкое видео

Возрождение культа Андропова

Путинская компания по улучшению имиджа спецслужб началась с имиджа Юрия Андропова: человека, безуспешно пытавшегося усилить трудовую дисциплину на советских предприятиях, стали изображать эффективным руководителем, разбирающимся в национальных и международных экономических процессах.

В 1999 году было ясно, что значение спецслужб в российской политической жизни будет возрастать, и Путин решил поднять на щит имя председателя КГБ, дольше других продержавшегося на этом посту, а последние месяцы жизни, до 1984 года, занимавшего пост Генерального секретаря ЦК КПСС.

В августе 1991-го, после провала путча, толпа ликующих людей демонтировала памятник Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади.

На углу знаменитого здания на Лубянке висела мемориальная доска в память Юрия Андропова. Пока все внимание толпы сосредоточилось на памятнике Дзержинскому, сотрудники КГБ под покровом ночи потихоньку сняли мемориальную доску Андропова, чтобы ее не сорвали.

Летом 1999 года, когда Путин еще возглавлял ФСБ, было принято решение вернуть мемориальную доску на прежнее место. 20 декабря 1999 года Путин уже в качестве премьер-министра посетил церемонию ее открытия.[130]

Это означало начало официальной кампании по созданию мифа вокруг фигуры Андропова, целью которой было продемонстрировать обществу, что спецслужбы способны вывести Россию из тупика.

На примере Андропова предполагалось показать, насколько может быть эффективен подход органов госбезопасности к решению политических, социальных и экономических проблем государства. А образ бескомпромиссного рыцаря дисциплины и контроля как нельзя лучше отвечал потребностям спецслужбы, стремящейся вернуть былое могущество под предлогом восстановления порядка после десятилетия хаоса и неопределенности.

Несмотря на то, что реальная биография Андропова нисколько не располагает к его героизации, неприглядные детали его жизни ФСБ попыталась сгладить, представив его как аскетичного интеллектуала и романтика, при этом свободно ориентирующегося в экономике, и борца с коррупцией.

В действительности же Андропов, который войну провел в тылу на партийной работе, на протяжении 19 лет был жестким и беспощадным руководителем советской службы госбезопасности. Генеральным секретарем ЦК КПСС он был всего лишь 15 месяцев, за которые невозможно было провести серьезные реформы.

В июне 1940 года Юрий Андропов направлен руководителем комсомола в образованную 31 марта 1940 года Карело-Финскую ССР (По Московскому мирному договору 1940 года к СССР отошла часть территории Финляндии, вошедшая в состав Карело-Финской ССР). 3 июня 1940 года Ю. В. Андропов был избран первым секретарем ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР.

Тогда же, в 1940 году, в Петрозаводске, Ю. В. Андропов познакомился с Татьяной Филипповной Лебедевой, на которой женился в начале войны. В августе 1941 года родился сын.[16]

«Юрий Владимирович сам не просился послать его на войну, в подполье или партизаны, как настойчиво просились многие работники старше его по возрасту. Больше того, он часто жаловался на больные почки. И вообще на слабое здоровье. Был у него и ещё один довод для отказа отправить его в подполье или в партизанский отряд: в Беломорске у него жила жена, она только что родила ребёнка. А его первая жена, жившая в Ярославле, забрасывала нас письмами с жалобой на то, что он мало помогает их детям, что они голодают и ходят без обуви, оборвались (и мы заставили Юрия Владимировича помогать своим детям от первой жены). …Все это, вместе взятое, не давало мне морального права… послать Ю. В. Андропова в партизаны, руководствуясь партийной дисциплиной. Как-то неудобно было сказать: „Не хочешь ли повоевать?“ Человек прячется за свою номенклатурную бронь, за свою болезнь, за жену и ребёнка» (Из неопубликованной рукописи Г. Н. Куприянова «Партизанская война на Севере»)[17][18][19][20].

В сентябре 1944 года Ю. В. Андропов был утвержден вторым секретарём Петрозаводского горкома ВКП(б), 10 января 1947 года — вторым секретарём ЦК коммунистической партии КФССР. Окончил высшую партийную школу при ЦК КПСС, в 1946—1951 годах заочно учился на историко-филологическом факультете Карело-Финского государственного университета.

«В июле 1949 года, когда руководящие работники Ленинграда были уже арестованы (см. Ленинградское дело — Прим.), Маленков начал присылать к нам в Петрозаводск комиссию за комиссией, чтобы подбирать материал для ареста меня и других товарищей, ранее работавших в Ленинграде. Нас обвиняли в следующем: мы — работники ЦК КП Куприянов и Власов, политически близорукие люди, носимся с подпольщиками и превозносим их работу, просим наградить их орденами. А на самом деле каждого из тех, кто работал в тылу врага, надо тщательно проверять и ни в коем случае не допускать на руководящую работу. Кое-кого и арестовать! Я сказал, что у меня нет никаких оснований не доверять людям, что все они честные и преданные партии, что свою преданность Родине они доказали на деле, работая в тяжелых условиях, рискуя жизнью. Весь этот разговор происходил в ЦК партии Карелии, присутствовали все секретари. Я сказал, ища поддержки у своих товарищей, что вот Юрий Владимирович Андропов, мой первый заместитель, хорошо знает всех этих людей, так как принимал участие в подборе, обучении и отправке их в тыл врага, когда работал первым секретарем ЦК комсомола, и может подтвердить правоту моих слов. И вот, к моему великому изумлению, Юрий Владимирович встал и заявил: „Никакого участия в организации подпольной работы я не принимал. Ничего о работе подпольщиков не знаю. И ни за кого из работавших в подполье ручаться не могу“»[17][18][20].

Collapse )