November 1st, 2013

"Дело" Эдварда Сноудена

В эфире одноименной передачи LifeNews 10 октября 2013 г. именно так и звучал этот вопрос.

И что бы вы ответили на него?

По моему глубокому убеждению - разоблачитель козней АНБ и ЦРУ США Эдвард Сноуден - стопроцентный продукт американского образования и воплощения американского идеала "стопроцентного американца" - хороший парень против "плохих парней", олицетворяющих СИСТЕМУ подавления гражданских прав и свобод.

О чем, помнится, в 1925 г. писал в "Железной пяте" Джек Лондон, и, много позднее его,  Джордж Оруел в "1984 году" (тогда его футурологический прогноз ошибочно восприняли как АНТИСОВЕТСКУЮ, АНТИСОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ сатиру....).

И чем и почему Сноуден так ненавистно нужен США и всему миру?

Создавашийся усилиями Г.Киссинджера и Зб. Бжезинского с 1976 года виртуальный образ "всемирной империи добра" начал стремительно разрушаться еще до лета-осени 1991 года, момента окончательного крушения и схода с политической арены СССР как единственного равновесного конкурента Америки.

Начатая накануне 50 летия образования НАТО его совместная агрессия против суверенной Сербской республики  в марте 1999 г. почти начала окончательное разрушение этот образ....

И через 12 лет Джулиан Ассандж с его "WekeLеaks", радовой первого класса Бредли Мэннинг и Эдвард Сноуден окончательно разрушили "американский колосс".....

Сноуден-младший для Америки - настоящий "крепкий орешек"; не накаченный Брюс Уиллис, а обычный парень, "как ты или твой сосед", не убоявшийся в одиночку бросить вызов СИСТЕМЕ, попирающей права, конституционные принципы, свободы и законыые интересы граждан США.

Поэтому он имеет все основания претендовать на звание "национального героя", хотя большинство американцев сегодня так и не считает....

  И теперь американские спецслужбы желают только одного: образцово покарать - вслед за Бредли Мэннингом, и Сноудена с Ассанджем, дабы "другим неповадно было" чернить светлые облик и одежды американской "демократической империи добра"..... ;-);-);-)

"Дело" Щаранского

Д Е Л О Натана Щаранского

Есть такие понятия: "национальная безопасность", "государственная безопасность", "гостайна". И независимо от сущности режима, государство, если, конечно, оно озабочено состоянием своей безопасности и безопасности общества, обязано обеспечивать и национальную безопасность, и государственную безопасность, охранять гостайну. Вряд ли кто будет оспаривать эту простую истину (хотя ради справедливости, надо отметить, что в нашем родном Отечестве появилось, начиная с Бакатина, немало "ультра-демократов", ставящих под сомнение эту истину. Хотя мировых аналогов этому положению нет).

Таким же неоспоримым моментом является и то, что лица, замешанные в подобного рода деяниях, сами или с помощью своих хозяев, нередко ищут способы представить свою преступную деятельность не как уголовную, а как политический, общественный ход: борьба с тоталитарным режимом, борьба за права личности и прочее.

В прошлом году средства массовой информации оживленно обсуждали визит в нашу страну министра труда и торговли Израиля Анатолия (Натана) Щаранского. Того самого. При этом подчеркивалось, что г-н Щаранский прежде "активно боролся за права человека в СССР", слыл на Западе "маститым диссидентом", а в марте 1977 года был арестован сотрудниками КГБ по обвинению в шпионаже. Либеральная пресса навязывала образ принципиального, симпатичного человека, пострадавшего за свои убеждения. В некоторых публикациях проскальзывала даже мысль, что обвинение против Щаранского было надуманным, несет же прямую ответственность за подобное развитие событий "ведомство Андропова".

Такая вот история. Но что же было на самом деле? Ответить на этот вопрос помог мне один знакомый, в настоящее время - ветеран госбезопасности. По понятным причинам я не называю его фамилию - это дело будущего. Зато рассказ его представляет несомненный интерес.

- Вести Щаранского мы стали задолго до его ареста. В принципе, сам Анатолий Борисович стал фигурой достаточно случайной в этом поединке, или, если угодно, "игре" разведок. Именно случайно.

Приблизительно в марте 1976 года из нашей страны в США выехал на постоянное место жительства некий гражданин, проходивший по нашим документам как "Иуда". Мы знали, что "Иуда" являлся информатором резидентуры ЦРУ посольства США в Москве, но доказать это по различным причинам не смогли. Где-то в июле или августе того же года, один из сотрудников американского посольства уведомил знакомых "Иуды", что он хотел бы встретиться с ними для передачи "живого привета". На состоявшейся вскоре встрече этот сотрудник, представлявший политический отдел посольства США, предъявил собственноручное письмо "Иуды", в котором тот удостоверял "надежность" его предъявителя и просил оказать ему содействие в освещении некоторых вопросов. На семи страницах машинописного текста имелись и сами вопросы.

В этом месте повествования мой собеседник особо отметил, что сказанное им ранее относилось к государственным секретам СССР. Теперь же, с ликвидацией Советского Союза, его вряд ли можно обвинить в разглашении "государственной тайны" несуществующего уже почти семь лет государства. Зарубежным же спецслужбам, от которых, собственно говоря, и следует хранить секреты государственной важности, подробности этой истории известны давно.

- Характер вопросов был настолько очевиден, - пояснил мой собеседник, -что предъявитель "доверительного письма" не решился ознакомить его адресатов с полным их перечнем. Чтобы не спугнуть "дичь", он ознакомил с ними в начале лишь с четырьмя листами вопросника. Но и содержание этих четырех страничек не оставляло никаких сомнений о характере деятельности заокеанского гостя. Впрочем, и ситуация возможной паники - не каждый же день предлагают изменить Родине - была предусмотрена. Предвидя возможные сомнения и опасения, американец успокоил, продемонстрировав письмо "иуды".

"Вам может показаться, что это опасно - наставлял тот, - но это не так. Во-первых, я лично оказывал ранее аналогичные услуги своим друзьям и, как видите, соединился с ними. Во-вторых, наши друзья приложат максимум усилий, чтобы гарантировать вам безопасность..." Даже любители детективного жанра прекрасно знают, как именуются подобные документы: "вербовочным письмом" или "вербовочным предложением".

А где же г-н Щаранский? Терпение, читатель. Он еще не вышел на международную сцену. Все еще впереди.

Получатели письма, будучи людьми далеко неглупыми, решили обсудить поступившее предложение. И хочется, и колется - в этом, что называется, и была для них загвоздка. Тут-то и родилось поистине "соломоново" решение: "А давайте "официально" поручим сбор секретной информации Анатолию Щаранскому, а сами будем оказывать ему, так сказать, "неофициальную" помощь?".

- Насколько я знаю, - сказал мой собеседник, - по крайней мере еще пятеро участников той исторической встречи, проживающие ныне за пределами нашей страны, могут подтвердить достоверность сказанного.

Но почему выбор пал именно на Щаранского? Доводы были обоснованы: молод, энергичен, "рвется в бой"... На худой конец, не обременен семьей - сидеть будет легче! Наталья же Штиглиц - жена "правозащитника" - пребывала в то время в Израиле в скромном качестве невесты Щаранского.

Среди прочих вопросов Щаранскому предстояло составить по возможности полный перечень мест расположения и наименований предприятий советской "оборонки" (легендированных и настоящих). Также Щаранский должен был выяснить: военную продукцию этих предприятий ВПК, ее получателей, смежников и зарубежных партнеров, включая, по возможности, закрытые списки телефонов их сотрудников, анкетные данные и прочую сугубо "правозащитную" информацию.

Щаранский оправдал доверие старших товарищей "диссидентов". Эту и другую секретную информацию он передавал американцам неоднократно. Вообще-то именно янки и "подставили" его, опубликовав в популярной газете "Лос-Анжелес тайме" статью под названием "Русские косвенно раскрывают свои секреты". Ее содержание практически полностью совпало с информацией, которую готовил Щаранский и его товарищи для Запада. К чему бы это американским спецслужбам фактически "засвечивать" своего агента? Об этом чуть позже.

Что же касается участия Щаранского в организации на территории СССР нелегальных съемок испанской телекомпанией "Гренада" фильма о немцах-"отказниках", то этот факт на суде фигурировал не более чем в качестве эпизода. Материала хватало и без того.

Какое вознаграждение получал за свои услуги Щаранский, не берусь утверждать. Хотя после его ареста ему в Израиле была назначена пенсия как "узнику совести". Зато другой, настоящий агент, бывший, кстати сказать, "близкой связью" Щаранского, получил на свой счет около 4 млн. долларов.

Не менее интересны и другие обстоятельства и факты в связи с "делом Щаранского", пока неизвестные отечественным и зарубежным читателям.

В конце июля или начале августа 1977 года, уже после ареста Щаранского, перед отъездом из СССР был задержан корреспондент газеты "Лос-Анжелес таймс" Роберт Тодт. Задержан с поличным - при получении от советского гражданина материалов закрытого характера.

Американскому журналисту пришлось отсрочить свой отъезд, поскольку следователи КГБ пригласили его на беседу в "Лефортово". Разговор подходил к концу, инцидент, казалось, уже был исчерпан. Но один из следователей в последний момент вспомнил, что именно г-н Тодт являлся автором уже упоминавшейся статьи "Русские косвенно раскрывают свои секреты"...

И тут следователей ждал сюрприз: г-н Тодт, говоря профессиональным жаргоном, "запел", то есть начал давать развернутые показания о своих связях... с Щаранским! Причем более пространные, чем могли ожидать от него чекисты.

Разговорчивость - это не "неопытность" корреспондента. У нас были косвенные подозрения о его причастности к спецслужбам (в сообщениях советской прессы того времени г-н Тодт фигурировал как некий "иностранец, связанный с разведслужбами одной из иностранных держав"; подобная неопределенность объяснялась тем - об этом мы узнали позже, - что Роберт Тодт являлся не кадровым сотрудником, а именно агентом, причем не ЦРУ, как мы предполагали, а РУМО - Разведывательного управления Министерства обороны США). Неожиданно тайное стало явным.

О том, что "прокол" Тодта был отнюдь не случаен, свидетельствует тот факт, что после допросов в "Лефортово" - они обычно продолжались до обеда, - он возвращался в американское посольство, где его встречал офицер безопасности резидентуры, который сопровождал "певца" в неконтролируемое нами помещение. Здесь с ним интенсивно беседовали в течение 5-6 часов уже свои сотрудники спецслужб. А с утра опять начинались беседы в "Лефортово"...


Далее: http://www.orc.ru/~specnaz/segnomer/sharansky.htm