November 28th, 2016

  • maxrub

Либералы и люди. Кому сегодня нужна глобализация?

На праймериз у французских правых Фийон уверенно победил Жюппе и будет единым кандидатом в президенты Франции, которые пройдут весной 2017 году. С учетом того, что он в предвыборной риторике так же как и Трамп призывал к нормализации отношений с Россией, взлет Фийона можно считать частью тех же процессов, которые привели к победе движения Фараджа на референдуме в Британии и Трампа на выборах в США. И еще одним поводом для тревоги либералов-глобалистов.

«Развитые страны мира, судя по всему, охватил вирус популизма, а их политический истеблишмент отступает, — беспокоится Project Syndicate. - Аутсайдеры добиваются серьёзных политических побед, выступая с радикальными обещаниями встряхнуть или даже разрушить систему. Врагами популистов объявляются представители „глобальной элиты“, которые предали национальные ценности. Этот „политический бунт“ может следовать неудержимой логике, согласно которой каждая страна должна закрыться от международной торговли, миграции и потоков капитала, или же она рискует проиграть в игре с нулевой суммой».

Mr.ちゅらさん, 2005 год

Главным виновником такого развития событий, по мнению глобалистов, является народ, который живет по принципу «своя рубашка ближе к телу» и отказывается шагать к светлому либеральному будущему.

«Для некоторых победа на выборах Дональда Трампа и продолжающееся победное шествие европейских протестных партий — демократическая победа над глобальной политической элитой, — пишет датская Berlingske. — Другим кажется, что поддержка национал-консервативных руководителей — таких, как Дональд Трамп и Марин Ле Пен, говорит о том, что избиратели в западном обществе страдают от безграничного и опасного невежества, которое в конечном итоге, представляет собой угрозу демократии».

В качестве примера Berlingske ссылается на профессора политологии Берлинского Университета Гумбольдта Херфрида Мюнклера, который в своем недавнем интервью радиостанции Deutschlandfunk профессор заявил, что «значительная часть населения глупа». Мюнклер совершенно уверен, что «у демократов проблема с глупыми избирателями, которые либо не хотят, либо не могут идти в ногу со все более усложняющимся миром и поэтому падки на дешевые решения. Когда люди голосуют за Трампа или за анти-европейские правые партии, это просто потому, что они мало знают и понимают».

В беседе с корреспондентом Berlingske Мюнклер заявил: «Демократия — это процесс, открытый глупости. При демократических выборах нет никаких инстанций, которые различали бы между глупым, менее глупым или умным. Тут нет ничего, чтобы находилось в согласии с конституцией или же противоречило бы ей. Но если нечто не противоречит конституции, это не означает, что это непременно умно в политическом отношении».

По мнению профессора, все, кто выступает против глобализации, просто в силу ограниченности интеллекта не способен оценить её преимуществ. «Я не хочу описывать тех, кто голосует за „Альтернативу для Германии“ как глупых, но для большей их части характерно то, что они вообще не задумываются о сложных политических процессах или экономических последствиях протекционистской политике в торговле. Они следуют формуле, которую в США пустил в обращение Трамп: а именно „Прежде всего, Германия“, — утверждает демократ Мюнклер. — Это не слишком умная формула, во-первых, потому что она недооценивает сложность такой организации, как ЕС. Во-вторых, потому что она не принимает во внимание предпосылки экономического благосостояния. И в-третьих, она подрывает финансирование нашего разностороннего государства всеобщего благосостояния».

«Если Мюнклер в своих предположениях прав, то многое указывает на то, что люди становятся все глупее и глупее», — иронизирует Berlingske, подчеркивая, что далеко не все ученые думают так, как продвинутые либералы.

Herder3, 2007 год

«Когда политики и комментаторы, такие, как Мюнклер, обвиняют народ в том, что он принимает глупые решения, они сами в конечном итоге принимают участие в подрыве демократии, — цитирует издание социолога Михаэля Хартманна, который в течение ряда лет изучал отношения между элитой и остальной частью немецкого общества в университете Дармштадта. — Язык Мюнклера напоминает мне о мировоззрении, которое было очень распространено в буржуазных кругах в начале прошлого века. Тогда считалось, что общество поделено на умную элиту и движимые инстинктами невежественные массы. Эта точка зрения стала обоснованием существования авторитарных правительств, вплоть до фашизма».

По мнению социолога, успехи «партий протеста» во всем мире объясняются тем, что политическая элита во все более усиливающейся смеси презрения и высокомерия потеряла контакт с решающей частью населения, которое в знак протеста ставит крестик у национал-консервативных протестных партий или неортодоксальных кандидатов — таких, как Дональд Трамп.

«Быть глупым означает не понимать действительность. Но что касается собственной, конкретной ситуации в жизни людей, то тут это не срабатывает, — объясняет Михаэль Хартманн. — Журналисты и политики могут бесконечно долго объяснять немцам, что им еще никогда не жилось лучше, чем сейчас, но для большинства избирателей „Альтернативы для Германии“ это имеет мало общего с действительностью. Они могут видеть это по своему кошельку».

Аналогичные процессы происходят и во Франции, где профессор Института Монтеня Доминик Моиси даже придумал специальный термин «оборонительный национализм» для объяснения успехов «партий протеста», основанном на идее «я должен защищать себя от угрозы других» (под другими понимаются в первую очередь представители иных культур).

Колумнист The Times Мэтт Ридли идет еще дальше. «Левые создают новый сорт апартеида», — заявляет он. Ридли отмечает, что на предвыборном сайте Хиллари Клинтон размещены слоганы «Афро-американцы за Хиллари», «Латиносы за Хиллари», «Азиаты за Хиллари», «Женщины за Хиллари». «Но нет слогана „Мужчины за Хиллари“, не говоря уже о „Белые люди за Хиллари“», — подчеркивает он.

По мнению Ридли, когда-то демократы начинали с призыва оценивать людей не по цвету кожи, а по их личным качествам, и добились значительного прогресса в защите прав чернокожих, женщин и геев, практически добившись их равенства с белыми мужчинами. Однако затем они пошли дальше и теперь фактически добиваются привилегий для жертв прошлых притеснений.

Jenny Mealing, 2010 год

Колумнист также ссылается на нашумевшую статью The New York Times, в которой профессор Колумбийского университета Марк Лилла утверждал, что американская пресса и «фиксация на разнообразии» в американских школах породили поколение либералов и прогрессистов, которые «нарциссически» ничего не знают о жизни за пределами своих социальных групп, и равнодушных к жизни других американцев. К моменту поступления в колледж они уверены, что политические проблемы полностью исчерпываются проблемами «мульти-культи», и «шокирующе мало что могут сказать о таких многолетних вопросах, как политические классы, войны, экономика и общее благо».

После статьи Лилла возникает закономерный вопрос — кто же на самом деле оказывается более невежественным: либералы-теоретики или «простые люди». Часть ответа на него можно найти в результатах международного опроса общественного мнения, проведенного британским журналом The Economist и социологическая служба YouGov, чтобы оценить отношение людей к иммиграции, международной торговле и глобализации.

Главный вывод исследования оказался неожиданным: в отличие от развивающихся стран, Запад все больше и больше поворачивается спиной к глобализации.

The Economist, 2016 год

Так, менее половины респондентов в Америке, Англии и Франции считают, что глобализация является «силой добра» в мире. При этом большинство жителей развитых стран уверено, что мир становится все хуже. Даже среди американцев, считающиеся оптимистами «по жизни», только 11% полагают, что в прошлом году мир стал лучше.

The Economist, 2016 год

Поворот в сторону национализма особенно заметен во Франции. Около 52% французов теперь уверены, что их экономика не должна полагаться на импорт, и только 13% считают, что иммиграция оказывает положительное влияние на их страну. Большинство респондентов в Индонезии, Таиланде, Индии, на Филиппинах и в Малайзии также считают, что их страны не должны зависеть от импорта.

The Economist, 2016 год

Некоторую надежду либералам дает молодежь: в США 46% людей в возрасте 18-34 лет думают, что иммигранты оказали положительное влияние на их страны, по сравнению с 35% американцев в возрасте 55 лет и старше. В Великобритании разрыв поколений еще больше: 53% и 22%, соответственно. Впрочем, еще Черчилль говорил: дурак тот, кто в молодости не был демократом, и дважды дурак тот, кто в зрелом возрасте не стал консерватором.

Страны с быстро растущей экономикой, как правило, более позитивно отзываются о глобализации. Так, французы, австралийцы, норвежцы и американцы, как правило, выступают против покупки иностранцами местных компаний, но большинство жителей азиатских стран не видят в таких покупках проблемы. При этом в Азии отношение к культуре и иммиграции имеют нюансы: жители Филиппин, Вьетнама и Индии чрезвычайно положительно оценивают влияние иммиграции на общество, но в то же время скептически относятся к пользе мультикультурализма.

При этом большинство жителей во всех странах уверено, что от глобализации выигрывают только богатые.

Согласны ли Вы с мнением, что от глобализации выигрывают только богатые? The Economist, 2016 год